Случайные слова.

обстановка
apparatus [us, m]

глохнуть
obsurd escere, o,

медлительно
segniter; spisse; tarde;

Комментарии к латинским афоризмам.

Афоризм - это краткое суждение, высказанное в образной, иногда парадоксальной форме. Поскольку афоризм имеет вид завершенного умозаключения, он эквивалентен предложению. Крылатые слова могут быть просто понятием и, следовательно, они эквивалентны словам ("белая ворона" необычный человек, "кот наплакал"=мало). Крылатые слова часто метафоричны, афоризмы же имеют прямой смысл. Афоризмы (их называют также "максимы", "сентенции", "апофегмы", "гномы") являются самостоятельным литературно-философским жанром. Однако, четких границ между крылатыми словами и афоризмами нет. По одним источникам, афоризмы являются разновидностью крылатых слов, по другим - наоборот, крылатые слова считаются видом афоризма.

Simia quantum similis turpissima bestia nobis! - Как похожа на нас мерзейшая тварь - обезьяна!

Источник - фрагменты "Сатир" (Сатур) древнеримского писателя Квинта Энния (239-169 до н.э.) Энний является создателем эпического стиля в римской поэзии. Его главное произведение - поэма "Анналы" (Летопись). До появления Вергилия Энний считался образцом эпического поэта. Он также перевел на латинский многих греческих авторов. Ars longa, vita brevis (также Vita brevis, ars longa) - Путь науки долог, жизнь коротка.

Это латинский перевод начала первого афоризма "отца медицины", древнегреческого врача и естествоиспытателя Гиппократа (460-377 до н.э.). Полностью первый афоризм Гиппократа на латинском языке звучит так: "Vita brevis, ars vero longa, occasio autem praeceps, experientia fallax, judicium difficile" - жизнь коротка, наука же обширна, случай шаток, опыт обманчив, суждение затруднительно.

В античности наука и искусство объединялись в одно понятие. На древнегреческом - это слово techne, на латинском - ars. Теперь забыли, что афоризм Гиппократа больше относится к медицине, и употребляют его применительно к изобразительному искусству. Между тем, слова древнегреческого врача - это вздох человека о краткости отдельной жизни; лишь научные знания, передаваемые из поколения в поколение, продлевают эту жизнь. За плечами Гиппократа было больше десяти поколений асклепиадов, профессиональных жрецов медицины. После Гиппократа прошло уже 2500 лет. Cogito, ergo sum - Я мыслю, следовательно я существую.

Эта сентенция принадлежит французскому философу Рене Декарту (1596-1650) и стала формулой классического рационализма. Источник - его труд "Основания философии". Не раз вспоминает Декарта в своих "Письмах об изучении природы" А.И. Герцен:

"Nosce te ipsum" и "Cogito, ergo sum" - вот два знаменитых лозунга двух наук, древней и новой. Новая исполнила совет древней, и "Cogito, ergo sum" - ответ на "Nosce te ipsum"... Чем же человек отличается от животных? - Самопознанием, мышлением. "Cogito, ergo sum" - говорит прародитель новой философии. Вот сколь важно мышление: оно - главное назначение человека..."

К сказанному Герценом можно добавить, что непосредственный импульс высказывания Декарта нужно искать в античности, у Цицерона в "Тускуланских беседах" (Vivere est cogitare,- жить значит мыслить). Contra spem spero! - Надеюсь вопреки надежде.

Заглавие стихотворения украинской поэтессы Леси Украинки (1871-1913). Это парадоксальное столкновение двух латинских слов: spes, надежда и sperare, надеяться. Ведь надежда может включать одновременно и неблагоприятный, и счастливый ход событий.

Создание стихотворения связано с эпизодом революционной борьбы в Киеве летом 1889 года. Последнее четверостишие из этого произведения (перевод Н. Ушакова) звучит так:

Да, и в горе я петь не забуду,
Улыбнусь и в ненастную ночь.
Без надежды надеяться буду,
Буду жить! Прочь, печальные, прочь!
Divinum opus sedare dolorem - Божественное дело успокаивать боли.

Старые врачи, употребляя это изречение, подчеркивали, что не стоит препятствовать применению обезболивающих средств, исходя из антиморфинистических принципов.

В современной литературе его целиком относя к медицине как таковой. Например в "Раковом корпусе" А.И.Солженицина читаем: "Когда-то им, еще студентикам, с кафедры объявил прославленный хирург: "Хирургия должна быть благодеянием, а не жестокостью! Не причинять боль, а освобождать от боли! Латинская пословица говорит - успокаивать боли-удел божественный"". Dum spiro, spero - Пока дышу, надеюсь.

Поговорка античных времен, засвидетельствованная у разных авторов. Например в "Письмах к Аттику" Цицерона: "Aegroto dum anima est spes esse dicitur" (Пока у больного есть дыхание, говорят, есть и надежда)". В "Нравственных письмах к Луцилию" у Сенеки эта мысль выражена таким образом: "Omnia homini dum vivit speranda sunt" (Пока человек жив, он должен надеятся на все).

Эту мысль находим и в "Скорбных элегиях" Овидия: "Сам трепещу, а рукой стих за стихом вывожу". Считается, что краткая формулировка "Dum spiro, spero" сложилась уже в Новое время. Medice, cura te ipsum! - Врач, исцели себя сам! (Евангелие от Луки, гл.IV).

У Н.И. Пирогова в "Севастопольских письмах и воспоминаниях" есть строки: "В клинике при входе был вделан в стену крест с надписью Per crucem ad lucem (через крест к свету). Несколько далее стояла на другой стене надпись: Medice, cura te ipsum...".

В контексте IV главы Евангелия упомянутая пословица имеет более широкое значение; она может быть обращена к любому специалисту: умей делать свое дело; докажи, что ты умеешь это делать. Несмотря на то, что первоисточником этой пословицы считается Евангелие от Луки, она, видимо, уже существовала ранее. Memento mori! - Помни о смерти!

1. Формула приветствия, принятая в монашенском ордене траппистов (1148-1636), члены которого были связаны обетом молчания. А.И. Герцен в письме к Прудону писал: "У траппистов было по крайней мере то преимущество, что они могли при отсутствии более интересных новостей говорить себе: "Memento mori"...

2. Вообще напоминание о неизбежности смерти, эмблема смерти. У поэта А.Н. Апухтина есть стихотворение под названием "Memento mori":

Когда о смерти мысль приходит мне случайно,
Я не смущаюся ее глубокой тайной,
И, право, не крушусь, где сброшу этот прах.
3. Требование соизмерять личную жизнь с жизнью народа, с масштабом истории. "Перед нами стоит "наследник", как постоянное memento mori",- писал Иван Аксаков. Memento vivere! (memento vitae) - Помни о жизни!

Парафраза предыдущего выражения, призыв не отказываться от тех радостей, которые способна дать жизнь. "Аскет, требующий строгого целомудрия, насилует человеческую природу...,- писал Дмитрий Писарев.- Гете дал новому миросозерцанию прекрасный лозунг: memento vivere! (помни, что нужно жить!)". Mens sana in corpore sano - Здоровый дух в здоровом теле.

Источник этого выражения - "Сатиры" древнеримского поэта Децима Юния Ювенала (ок.60-ок.127 г.н.э.). В книге X среди общих рассуждений о нравственности он говорит:

Orandum est ut sit mens sana in corpore sano
(Надо молить, чтобы ум был здравым в теле здоровом)
Стих Ювенала был направлен против одностороннего увлечения телесными упражнениями. Дальше поэт писал: "Бодрого духа проси, что не знает страха пред смертью, что почитает за дар природы предел своей жизни...".

Интересно, что в разные эпохи афоризм Ювенала толковали по-разному, в том числе в противоположном смысле, против односторонности в обратном направлении, то есть преобладания духа над плотью.

В советское время, когда здравоохранение возглавлял Семашко, выражение "Mens sana" считалось реакционным и опровергалось примером Николая Островского, у которого при больном теле дух был здоровым. В 1988 году писатель Леонид Леонов в заметке "Искаженная истина" (Литературная газета, 16.03.88) призвал пристальнее вглядеться в привычные аксиомы и отвергнуть в качестве констатации: "В здоровом теле здоровый дух", иначе духовное здоровье будет принадлежностью лишь спортсменов. У А.П.Чехова есть такое замечание: "Римляне говорили Mens sana in corpore sano. Не все то правда, что говорили римляне и греки".

Как бы то ни было, в какую бы сторону ни толковали бессмертный афоризм Ювенала,- в него заложена бесспорная идея гармонического развития человека: надо стремиться, чтобы и тело, и дух были здоровыми. Natura non facit saltus - Природа не делает скачков (прыжков).

Это выражение приписывается немецкому философу Лейбницу (1641-1716) либо шведскому естествоиспытателю Карлу Линнею (1707-1778). Оно встречается у обоих (например у Линнея в 1751 году сформулировано: natura non facit saltum), но в конечном счете восходит все-таки к Аристотелю. В "Кратком очерке теории Дарвина" его цитирует К.А. Тимирязев: "Чем больше накоплялось фактов, тем более естествоиспытатели убеждались в справедливости линнеевского изречения: natura non facit saltum. Всю органическую природу можно сравнить с исполинской лестницей существ".

Считалось, согласно марксистской философии, что данный тезис развит Гегелем и получил завершение в форме учения о переходе количественных изменений в качественные. Natura non nisi parendo vincitur (вариант Natura non imperatur nisi parendo) - Природу иначе не победить, как ей повинуясь.

Автор афоризма - английский философ-материалист Френсис Бэкон (1561-1626). Формула Бэкона звучит весьма актуально для современной экологической проблематики. В сочинениях К.А. Тимирязева есть упоминание об ученых Британского Королевского общества, "которые приняли свою долю участия в медленном, но верном процессе подчинения природы разуму человека, о котором Бэкон сказал: natura non nisi parendo vincitur".

Другой афоризм того же Бэкона: Non fingendum aut excogitandum sed inveniendum, quid natura faciat aut ferat - Надо не выдумывать, не измышлять, а искать, что творит и приносит природа. Nosce te ipsum - Познай самого себя.

Это латинский перевод древнегреческого изречения, приписывавшегося Фалесу Милетскому (около 625-547 г. до н.э.), основоположнику милетской философской школы. Оно, по преданию, было начертано на фронтоне храма Аполлона в Дельфах. Толкование изречения находим в "Тускуланских беседах" Цицерона: "Говоря "познай себя", Аполлон говорит: "познай свою душу". Ибо тело есть как бы сосуд или иное вместилище души; что бы ни делал твой дух, это делаешь ты сам".

Ювенал в "Сатирах" написал: "Древний завет "познай себя" нам дан небесами" Nulla dies sine linea - Ни дня без штриха, ни дня без строчки.

Источник этого выражения - "Естественная история" Плиния Старшего, в которой сообщается, что придворный художник Александра Македонского, знаменитый живописец Апеллес (IV в. до н.э.) "имел обыкновение, как бы он ни был занят, ни одного дня не пропускать, не упражняясь в своем искусстве, проводя хоть одну черту; это послужило основанием для поговорки".

"Ни дня без строчки" было девизом таких великих людей, как Бетховен и Шиллер, Бальзак и Золя. Обращаясь к молодым писателям, Леонид Леонов писал: "Не забывайте хорошее правило древних - Nulla dies sine linea". В 1965 г. появилась книга Юрия Олеши "Ни дня без строчки", которая положила начало особому жанру в русской литературе. Это нечто среднее между отрывком и биографическим романом. Ora et labora - Молись и трудись.

Девиз основателя монашеского ордена бенедиктинцев Бенедикта Нурсийского (VI век). Получил широкое распространение у христиан Западной Европы. В письме о Крестовоздвиженской общине сестер милосердия Н.И. Пирогов писал: "...Непрестанная и хорошо распределенная деятельность,- вот главное условие, которое надо иметь при устройстве современных общин. Старое правило - ora et labora - должно служить здесь девизом."

Разумеется "Ora et labora", как и "Nulla dies sine linea" применяются ко всем видам профессиональной деятельности человека: Трудись неустанно! Quae medicamenta non sanat, ferrum sanat; quae ferrum non sanat, ignis sanat. Quae vero ignis non sanat, insanabilia reputari oportet - Что не излечивают лекарства, то лечит железо, что железо не излечивает, то лечит огонь. Что даже огонь не лечит, то следует признать неизлечимым.

Это латинский перевод одного из афоризмов Гиппократа. Сродни "Ars longa, vita brevis". В переводе на современный язык, речь идет о трех методах лечения: лекарственном (medicamentosa), хирургическом (ferrum) и прижиганиях (ignis). Этот афоризм полюбили не только врачи, но и революционно настроенные писатели. Так, немецкий романтик Фридрих Шиллер взял этот афоризм в качестве эпиграфа к пьесе "Разбойники". Впоследствие А.И. Герцен заметил: "За один эпиграф его в "Разбойниках" московские сенаторы подвели бы его под первые два пункта, как уличного зажигателя..."

Это выражение встречается также у Н.Г.Чернышевского, Ф.М. Достоевского, Н.С.Лескова и других. Salus populi suprema lex (также Salus publica) - Благо народа-высший закон.

Источник этого выражени - античное сочинение Цицерона "О законах",III. Политики и правоведы всех времен считали эту формулу основным принципом демократии. Ею успешно пользовались также диктаторы и демагоги. С ней спорил А.И.Герцен: "До тех пор, пока правительство будет идти от начала, что salus populi suprema lex est, что лицо ничего не значит, что законы выше лица, что представитель власти выше гражданина, что меньшинство может быть задавлено большинством,- до тех пор оно будет воображать, что текст закона - догмат, религия" ("Московским друзьям").

Интересно, что уже в конце XIX века стала популярна парафраза этого выражения:

Salus revolutionis suprema lex - Благо революции-высший закон.

Так, в трудах отца русской социал-демократии Г.В. Плеханова читаем: "Salus revolutionis suprema lex, говорил я на втором сьезде нашей партии. Salus revolutionis suprema lex, повторяю я теперь ввиду того, что происходит в России." Вслед за Плехановым, "обновленную" формулу Цицерона повторяет и Ленин в своих трудах.

Обычай слегка перефразировать латинские афоризмы, чтобы добиться смыслового сдвига или юмористического эффекта,- жив и поныне.

Медикам предлагается учесть, что salus, salutis по-латински еще значит "здоровье". Тогда - "Здоровье народа-высший закон". Tertium non datur - Третьего не дано.

Так формулируется в логике один из четырех законов мышления - закон исключенного третьего, то есть из двух диаметрально противоположных положений нельзя вывести чего-то среднего!

Серьезный логический постулат получал и юмористические интерпретации. Так, киевский латинист, он же писатель-юморист Юрий Шанин в книге "Вместо бессмертия" пишет:

Какой-то римлянин сказал давно,
Что третьего, простите, не дано.
Так намекал, возможно, древний люд,
Что съел обед всего лишь из двух блюд.

Источник: неизвестен.

Куда идем дальше?

© быстро-сайт | Наверх ^